Мартынов

МартыновПо сути дела как периферийный архаизм); 2) переход носовых гласных в губные (”за вычетом трех периферий”, куда он относит лехитский, а также словенский и болгаро-македонский); 3) победа узкой артикуляции ё = eleli (кроме лехитского и восточнобол-гарского ареалов); 4) переход праслав. у > /; 5) падение праславян-ской интонации; 6) диспалатализация мягких согласных перед передними гласными (с убыванием по мере продвижения со славянского Юга на славянский Север; при этом автор указывает на наилучшую сохранность палатальности на славянском Севере – в поморских, мазовецких и далее – белорусских диалектах, т.е. на перифериях славянского языкового пространства, в терминологии Милевского; не можем не обратить внимания на то, что Мартынов называет именно лехитскую территорию, “на север и на запад от Подляшья”, эпицентром аккомодации в праславянском духе); 7) переход g > h в XI-ХП вв. в центре Славии, т.е. в.-луж., чеш., словац., укр., белорусок., ю.-в.-р. (здесь интересна тенденция внутриславянского объяснения g> h, которое В.И. Абаев несколько ранее попытался, как известно, тоже опираясь на ареальные данные, отнести на счет иранского – скифского субстрата). Можно сказать лишь, что нам не кажутся убедительными заключительные собственные выводы самого Милевского о том, что в конце праславянского периода состоялся перенос центра славянских инноваций на юг из более северных районов. Подобное умозаключение как бы логически превращает земли к югу от Карпат (Паннонию и соседние с ней) в периферию предшествующего славянского ареала, а от периферии мы, как и сам Милевский, были бы склонны ожидать устойчивых архаизмов, но отнюдь не инноваций, да, к тому же, столь комплектных. Вообще Центр ареала – величина весьма стабильная, в его мобильность и нормальное функционирование при этом именно как центра ареала, resp. инноваций, плохо верится. Инновации и миграции на периферию ареала все-таки плохо совместимы. Единственно правильный вывод из наблюдений Милевского – это тот, что центр праславян-ской территории и ранее традиционно находился к югу от Карпат.

Между прочим, и археологи называют центром доподлинно славянской пражской керамики моравско-словацкую территорию в бассейнах Вага и Моравы. На всем ареале керамики пражского типа, за характерным исключением висло-одерского региона, отмечается в качестве типичного раннеславянского жилища прямоугольная полуземлянка с печью или очагом в углу.

Responses are currently closed, but you can trackback from your own site.

Comments are closed.