Круглый стол

Круглый столВ этих условиях значительная дистанция по временной вертикали между русским аканьем и индоиранским преобразованием вокализма должна не шокировать, а, напротив, располагать к размышлению (на реплику В.Н. Чекмана – в дискуссии “круглого стола” сентября 1983 г. (см. выше) – о том, что данные об аканье еще не готовы для использования в исследованиях по этногенезу, пришлось ответить, что в принципе вряд ли наступит время, когда анализ той или иной важной проблемы будет полностью завершен, поэтому нельзя откладывать синтез до столь неопределенного будущего).

Вообще не исключено, что частотность краткого а в древнем индоевропейском была гораздо выше, чем обычно думают, к этому подводят некоторые новые продуктивные и смелые разработки генезиса индоевропейского вокализма [58, passim; 59, с. 36-38]. Неапо-фоническое и фонологически не дифференцированное а нам представляется реальной ипостасью древнего неопределенного гласного призвука Л, постулируемого А.С. Мельничуком до начала всякой апофонии. Разумеется, регулярная е/о-апофония – продукт вторичного развития, вытеснившего и.-е. а на вторичные (экспрессивные и т.п.) функции. Но эта эволюция никогда не была прямой и полной, она знала и знает возвраты, по которым нужно уметь читать ее прошлое. Мы здесь касаемся только наиболее архаичного – краткостно-го (а у восточных славян – mutatis mutandis – безударного) вокализма, оставляя в стороне долгие гласные и возможное участие в них ларингальных. В целом же рассмотрение вокалических процессов в тесной связи с консонантными было бы весьма желательно и притом – в большей степени, чем это делалось в нашей науке до сих пор.

Responses are currently closed, but you can trackback from your own site.

Comments are closed.