Древний город в Южных Карпатах

Древний город в Южных КарпатахВ атрибуции плиниевского Morimarusa дакскому языку нас укрепляет довольно вероятная морфологическая параллель дакского топонима Sarmizegetusa (Птолемей), столица Дакии, древний город в Южных Карпатах. Название Sarmizegetusa не получило удовлетворительного объяснения (ср. попытку прочесть его как ‘город с частоколом’. Можно попытаться истолковать Sarmizegetusa как выражение, значившее что-то вроде ‘горячий источник’, с постпозицией определения (как и в Morimarusa).), причем первый компонент – к апеллативно-гидронимическому serm-/sarm – ‘поток’, известному в балканскоиндоевропейских языках, а второй – причастие действ, прош. на – us – от глагола с корнем zeg – < *dieg – < *deg – 'жечь'. В Сармизегетусе, которая была не только царской столицей, но и религиозным центром со святилищами, обнаружены остатки канала, который подводил из близкого источника воду, использовавшуюся при священнодействиях [104]. В деталях близко этимологизирует Sarmizegetusa Шаль [105] – через сравнение с эпиграфическим именем Salmo-deg-ikos (Истрия) 'солевар' (?), откуда якобы Sarmizegetusa 'солеварный канал', но сомнительность формальных деталей довершает культурноисторическая и социолингвистическая сомнительность целого: у нас нет данных о солеварении в Сармизегетусе, но достоверно известны там культовый центр, храмы, вероятно и культовое назначение источника.

Поэтому выглядит поспешным утверждение теоретика-этнографа: “Нет и не было ни племени, ни народности, ни нации, ни национальности, у которых бы оно (самоназвание. – ОТ.) отсутствовало”.

4 Хотя, очевидно, не все понимают правильно природу этого явления и его распространения, ср. объяснение искусственным насаждением и распространением названия одного племенного союза – склавен, славян – как общего наименования всех родственных этносов “не в последнюю очередь благодаря византийской историографии.

И в малых этюдах и в больших работах по лингвоэтногенезу должна совершенствоваться социолингвистическая и этнолингвистическая мысль, которая нередко в действительности сильно отстает от формального анализа, отчего последний может получать неверное направление и осмысление. Так, все еще недостаточно учитываются особенности и потребности древнего этнического самосознания, для которого главное – идентификация по принципу “мы” -”они” [106, passim], тогда как развитое самообозначение отнюдь не принадлежит к числу наиболее ранних потребностей.

Responses are currently closed, but you can trackback from your own site.

Comments are closed.